Категории:

Гелонг Тензин Гьяцо

Далай-лама XIV

(Отрывки из учений «THE PRAYER OF THE VIRTUOUS BEGINNING, MIDDLE AND END» – «Молитва о добродетели в начале, середине и конце». Окт., 1999. Пер. на англ. дост. Тэнзин Цомо, ред. Тубтэн Чжинпа. ) Пер. на русский – М. Кожевниковой 

Пусть никогда я не буду перерожден 

В состояниях низших уделов. 

Пусть я достигну драгоценного тела 

Со  свободами  и  наделенностями  человека. 

Сразу с рождения пусть не буду привязан 

К удовольствиям мирской жизни. 

И пусть буду я вдохновлен 

Мыслями о подлинном отрешении! 

Пусть устремлюсь к чистой жизни! 

В этом тексте под «чистой жизнью» подразумевается монашеский образ жизни. Этот образ жизни согласуется с примером нашего Учителя – самого Будды. Будда, как известно, родился принцем и воспитывался вначале со всяческой роскошью царской жизни. Но он оставил все это – и стал культивировать бесстрастие, устремился к жизни монашествующего подвижника. 

Как говорится в тибетской пословице: «Примеру Учителя прошлого должны следовать ученики будущего». Однако это не означает, что каждому неизбежно требуется, для того чтобы достигнуть истинного Освобождения, или Нирваны, принимать безбрачие и присоединяться к монашеству. Тем не менее, в буддизме есть понимание, что монашеская жизнь – это лучшее, это наиболее подходящие условия или рамки, в которых человек может совершать духовный прогресс и трудиться для достижения освобождения от сансары.

Значение строк: «И пусть буду я вдохновлен мыслями об Отрешении», состоит в том, чтобы подчеркнуть важность прихода в жизни к подлинному отрешению. Важно иметь его как базу монашеской жизни, потому что в истории Индии и Тибета были такие люди, которые принимали жизнь в монашеской общине не из-за побуждения прийти к подлинному отрешению и достичь освобождения от сансары, а скорее потому, что хотели спастись от какой-нибудь опасности, наказания. Или иногда случалось, что люди вступали в монашескую общину, чтобы добыть себе пропитание или просто сменить образ жизни. Эти два типа монашеской жизни не есть настоящая жизнь в отрешении. Поэтому Гунапрабха (тиб.: Йонтэн Од) в «Тексте о монашеской дисциплине»в начале первого абзаца говорит: «Здесь я объясню монашескую дисциплину отрешения». Он подчеркивает важность отрешения как основы для того, чтобы вступить в монашество.  

Есть начальные и полные монашеские обеты для мужчин и для женщин. В Тибете были духовные подвижники двух видов общин: общины «белых одежд и длинных волос» и монашеской общины «желтых и красных одежд». «Общину белых одежд» составляли миряне подвижники, в особенности йогины Ваджраяны, которые не принимали монашеского образа жизни. И сейчас некоторые, уходя в длительный затвор (цам), не бреют волос, а потом заплетают и завязывают их. Но для такого поведения есть основание в текстах. В тантрических и ваджраянских текстах упоминается, что члены «общины белых одежд» не обязаны соблюдать внешние формы монашеской жизни, однако, что касается ключевых обетов нравственности, они должны следовать им всем.

Подобные йогины миряне брали обеты упасаки (генена) и на их основе принимали обеты бодхисаттвы и тантрические обеты и следовали такому порядку. А у членов монашеской общины основой жизни является монашеская дисциплина – они бреют головы, носят определенный набор одежд и ведут без брачный, целомудренный образ жизни. Так что в истории были два различных типа духовных подвижников, и каждый из этих типов следовал своему образу жизни со всей ясностью и прямотой. 

Однако в наши дни иногда мы встречаемся с такими практикующими, которые не похожи ни на тот лагерь, ни на другой, а попадают куда-то посередине между ними! Но, по правде, великий тибетский йогин Другпа Кунлег, говорят, как-то заметил, что из тех, «кто ни белые, ни желтые, – многие, похоже, сильно будут мучиться в адах»! В этих словах смысл такой: какую бы линию вы ни избрали, будь то монашеская община или община мирян, очень важно следовать ей со всей ясностью. 

Когда вы меняете свой физический облик, например, надевая одежды особого вида – в особенности, в случае монашеских одежд!,– очень важно, чтобы такая перемена в одежде, была принята вами ТОЛЬКО в том случае, если она отражает перемену в вашем образе жизни. То есть, что вы взяли на себя особые обеты и обязательства. В ином случае есть опасность, что люди без единственно законного основания– принятия монашеских обетов – будут надевать монашеские одежды. И это закладывает опасность обесценивания всего Учения. 

Какими бы ни были побуждения у такого человека, здесь есть опасность шарлатанства. По крайней мере, внешне эти люди становятся обманщиками, шарлатанами. 

Иногда я встречаю людей, которые в одно время предстают одетыми в белые одежды, в другое время – в желтые, а как-нибудь еще – даже в красные! И тогда даже я запутываюсь, когда встречаю этих людей!

Пусть после того, как вступлю я в общину, 

Я никогда себя не запятнаю 

Нарушением принятых обязательств: 

Как  естественных, так и  особых, 

Взятых мною перед монахами – Учителями 

Здесь речь идет о двух видах предписаний: одни относятся к тому, чтобы избегать действий, которые отрицательны по своей природе, например убийства. Убийство – плохо для любого, кто его совершает, неважно, принимал человек обеты или нет, является он монахом или нет. Поэтому можно сказать, что это действие, отрицательное по своей природе. А есть еще другая категория предписаний, которые относятся к особо оговорённым действиям: например, избегать есть после полудня – это предписание для членов монашеской общины. Если вы не принимали такого обета, то еда после полудня не является чем-то отрицательным. Вот что означает «особые» предписания. 

В этом стихе утверждается такая цель: вступление в монашескую жизнь должно означать вступление в практику Дхармы. То есть самая суть деятельности члена общины состоит в изучении и в следовании духовной практике. Такие практики, как однонаправленная медитация, требуют некоторой базы и некоторого понимания, а то нечего будет практиковать. Поэтому то, что требуется вначале, – это глубокое изучение и понимание. Затем это понимание надо вложить в однонаправленную практику. Другими словами, задача члена монашеской общины, Сангхи, состоит в том, чтобы изо всех сил заниматься такими делами, как преподавание, изучение, написание (переписывание) текстов, и так далее – ради поддержания драгоценной Дхармы, Учения Будды.

Отрывок из одноименной статьи.

Источник: журнал “Буддизм России”, №41 (2008г.)

Фото обложки: Павел Платонов

Пока нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.