Категории:

Где вы учились рисовать танки, у кого и как долго?

– Я с детства неплохо рисовала. Училась в изостудии, художественной школе, училище на художника-оформителя и в Нижнетагильской академии на худграфе. Участвовала в совместных выставках городских художников и организовывала свои персональные выставки. 

Первый визит монахов из Гоман-дацана в Пермь и проведение фестиваля тибетской культуры совпали с переломными этапом в моей жизни. Я почувствовала глубинную связь со всем этим. Мне пришла идея научиться рисовать танка. Я обратилась со своей идеей к организатору тура монахов, она помогла мне сделать визу и купить билеты, а также попросила одного из монахов написать для меня рекомендательное письмо в тибетскую арт-академию в Дарамсале. Так я поехала в Индию одна, без знания языка и четких перспектив. 

Когда я впервые посетила академию – это был всего лишь съёмный верхний этаж  жилого двухэтажного дома, где было 4 небольшие комнаты: класс рисунка, класс живописи, кабинет учителя, кухня, туалет. Все было более чем скромно. Со мной в классе рисунка занималось два студента из Бурятии, один с Алтая, один местный тибетский мальчик и монах из Непала. В классе живописи было четыре местных тибетца. Сейчас это солидное по местным меркам здание с общежитием для студентов. 

На первом уроке всем студентам дается, независимо от подготовки и образования, одна и та же тема – голова Будды. Согласно сетке пропорций надо начертить каноническое изображение и нарисовать лицо. Единицы измерения – соры. Далее идет процесс усложнения: фигура сидящая без одежды, в одежде, фигура стоящая без одежды в одежде, фигура гневного идама и т.д. 

Программа напоминает систему любого светского художественного учреждения – от простого к сложному. Рисуешь по образцу, приносишь учителю, он делает поправки, исправляешь, пока не получится идеальная копия канонического образца. От канона отступать нельзя.  Несовершенный образ совершенного существа несет дурную карму автору и зрителям. Есть много историй о том как люди, животные, духи залюбовавшись на танка или скульптуру Будды или Бодхисатвы получали благой отпечаток в уме «через смотрение» и приходили благодаря ему к просветлению. Поэтому на художнике лежит немалая ответственность. 

Чудесным образом, благодаря помощи добрых людей, я попала в ученики к двум педагогам – Ген Минмару и Кенджи. Они обучили меня основам танкописи. В общении нам помогали бурятские студенты, которые в то время учились вместе со мной. 

Учитель Ген Минмар был преклонного возраста. Он приходил в школу раз в неделю. К нему выстраивалась очередь на проверку из студентов по старшинству. Я как новичок была в конце списка; когда учитель видел мои несовершенные рисунки, улыбался и исправлял. Был очень спокойным и доброжелательным. Терпеливо говорил, что глаза должны быть как рыбы. Я была в шоке, от того,что пройдя европейское классическое обучение (4 года в художке, 3 года в училище, 5 лет в академии) не смогла с первого раза нарисовать простой линейный контур практически «по клеточкам»! 

Учитель Кенджи был моложе и демократичнее. Он щедро делился имеющейся в школе литературой и образцами. Говорил, что я должна остаться, полностью пройти и закончить обучение, поскольку умею хорошо рисовать. Но, к сожалению, нехватка средств не позволила мне сделать это. 

Фактически мое пятилетнее обучение было заочным. В индийскую академию я приезжала в периоды ежегодных отпусков, которые совпадали с учениями, которые даровал Его Святейшество Далай-лама XIV.  Я привозила моим учителям на проверку работы, которые рисовала дома. Они исправляли ошибки и давали рекомендации. Диплом об окончании академии я не получила, но обрела знания, которые могу применять на практике. По возможности, я покупаю любую литературу по теме танкописи, скачиваю из интернета профессиональные тексты и т.о. занимаюсь самообразованием.  

Сейчас научиться рисованию танка можно много где. В Варанси есть академия с худграфом. В России есть два учебных заведения – Иволгинский и Агинский буддийские институты, где есть факультеты буддийского искусства. В Москве и Питере регулярно проходят разные мастер-классы. Самые знаменитые российские художники-танкописцы Кочаров и Дудко набирают учеников. Так что при желании этот вид искусства можно легко освоить.

В каком стиле вы рисуете танки? Расскажите немного об этом

– Стиль, которому меня научили, называется менри или менсар – новый менри. Он имеет свои корни в медицинских трактатах. От других стилей менри (менасар) отличается умеренной, не пастельной цветовой гаммой и насыщенной деталями композицией. Именно его за красоту форм и идеальные пропорции Его Святейшество Далай-лама XIV выбрал менри государственным стилем. 

Традиционно танка рисуют на хлопке или шелке, холсте или коже. Сейчас рисуют на любых основах. Естественно, как у любого религиозного искусства, у рисования танок есть канон. Пропорции золотого сечения дают идеальные формы просветленных существ. Композиционная и цветовая семантика подчинены философской составляющей Дхармы. Буддийское искусство создано для визуального воплощения идей Будды. Это опорные конспекты для мнемонического запоминания постулатов. Каждый элемент образа, его цвет, количество, местоположение и форма деталей – это выражение определенной идеи, параграфа, пункта. 

Я рисую только те образы, на которые имею передачи от  Его Святейшество Далай-ламы XIV, Ело Ринпоче, Чадо Ринпоче, Кентрул Ринпоче, Сопа Ринпоче, поскольку именно в садханах есть подробное описание идамов, а без передачи эти тексты читать нельзя. К тому же общение с учителями дает дополнительную информацию. Например, мало кто знает, что у Ямантаки ожерелье из двух змей, а не из одной, как обычно рисуют непосвященные художники! Или что среди шести воплощений Будд медицины трое имеют цвет тел разных оттенков только красного и желтого. Или, что ювелирные украшения имеют строгую семантику, а потому их количество, форма и цвет не случайны, и прочие тонкости. Ведь изображения Будд и Бодхисаттв – это опорные конспекты по буддийской философии, в которых зашифрованы все постулаты Дхармы.

Как происходит процесс рисования, сколько времени уходит на рисование одной танки?

– Танка я рисую по заказу или по желанию. Когда месяц не рисуешь, потом аж «руки чешутся». Когда подряд рисуешь несколько образов бодхисаттв с их разноцветными одеждами, богатыми украшениями и извивающимися лентами, устаешь от многочисленных завитушек и хочется нарисовать простые образы Будд. А затем снова хочется витиеватых закорючек. 

Естественно, я стараюсь соблюдать все ритуалы при создании произведения. 

Ритуальная часть начинается с освящения материалов и инструментов: вода, краски, кисти, ткани. Созданный образ отдают ламе для ритуала «оживления». 

Есть традиция создания «танка одного дня». Когда весь творческий процесс занимает сутки. Художник уходит в строгий ретрит, не ест и не пьет, никуда не выходит и ничем кроме рисования не занимается. При этом он находится в постоянной практике изображаемого идама. Такие танка «поднимают из могилы мертвых», если, конечно, художник имеет высокий уровень реализации и моральной чистоты. Их заказывают для тяжелобольных и в очень критических ситуациях.

В среднем на один образ формата А2 уходит месяц. Я не рисую минеральными красками и натуральным золотом, поскольку танка получается очень дорогой – использую акриловые и масляные краски. Процесс достаточно трудоемкий, кисти тонкие, иногда пальцы не разгибаются от напряжения и приходится долго отдыхать. Проблемы со зрением не позволяют делать цакли и небольшие работы. Глаза у образов я открываю с лупой. Из-за проблем с травмированным позвоночником тяжело долго сидеть или стоять. Так что это искусство для меня физически болезненно. Но конечный результат стоит того, чтобы потерпеть. Когда приезжают буддийские учителя и дают учения, я занимаюсь созданием алтаря из собственных танка для этих мероприятий. 

Готовые танка обшивают в парчу или вставляют в раму со стеклом. Традиционно, в дополнение к оформлению танки парчей идет желто-красный покров. Это необходимо, чтобы прикрывать образ, вне периода практики защищая его от выгорания, пыли и взгляда непосвященных, которые могут интерпретировать его ложно с вредом для себя. 

Все что связано с религиозным искусством регламентировано каноном от и до. Цвет и форма не случайны: они заложены первыми практиками и веками проверены на практичность. Не только изображение на танка но и ее оформление имеет смысл. Это относится к пропорциям и цвету парчового паспорту. Обо всем этом написано в моей диссертации «Профессиональная терминология в танкописи». Если получится ее издать, то можно будет приобрести экземпляр монографии с моими иллюстрациями.

Откуда берутся сюжеты пейзажей танки?

– Пейзаж в танка – отдельная тема. В нем можно проявить личную фантазию в рамках канона. Если позволяет композиция, я стараюсь вносить небольшие личные мотивы. Например, в горных грядах я всегда рисую пещеры с отшельниками – как желание исполнения моей мечты о смерти в пожизненном ретрите, реализовав радужное тело. В лесистых местностях рисую наши уральские елки. Или стараюсь нарисовать дацан или монастырь, как подношение, чтобы реализовалась мечта о постройке буддийской обители и ретритного центра для всех желающих практиковать. Может быть, когда-нибудь мои грезы обретут реальное воплощение. Иногда замечаю, что в рисунках на тканях или мебели, форме цветов и листьев проскальзывают мотивы традиционных видов росписей, которым я в свое время научилась: хохлома, гжель, городец. Но это не считается нарушением, поскольку в фоновых моментах такие вольности допускаются. 

Конечно же, за основу своих произведений я беру работы предшественников. Учусь на примере других профессионалов. Попадая в мастерские художников-танкописцев, буддийские отделы музеев и храмы, я всегда стараюсь фотографировать росписи и танка. Собираю личный банк образцов и примеров. Обкладываюсь ими, когда создаю композицию или работаю над деталями. 

Бывает ли, что у мастера не получилась танка, что делать с подобным изображением? 

– Если танка не получилась идеальной, ее лучше не показывать никому. Можно сжечь, но Сопа Ринпоче запрещает уничтожение любых священных объектов. Он рекомендует складировать их в закрытых коробках и хранить в чистых местах. 

Существует ли особые посвящения именно для рисования танок?

– Благословение практикующего Учителя или Ринпоче – лучшее посвящение для художника. Ну и, конечно, желательно иметь передачи на практики тех, кого художник рисует.


Досточтимая Дамчой Занмо и проект “Сангха России” буддийского центра Арьядевы благодарит всех, кто оказывал и продолжает оказывать ей поддержку! Благодаря вашей помощи, она может более интенсивно и глубоко практиковать! Спасибо!

Напомним реквизиты для подношении монахине: Сбербанк 2202201771992605 (Наталья Музафарова)

Также хотим сообщить, что вы можете заказать нарисованные Дамчой Занмо танки, контакт для связи: muzafar-nr@mail.ru

Пока нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.